Формируем наш мир - Конструктивный взгляд (gonchar) wrote,
Формируем наш мир - Конструктивный взгляд
gonchar

Об изнасиловании в туалете... и о будущем нашего мира

О первом все говорят.

А что извлечём из этого мы?



Очередное подтверждение важнейшего факта. Одного из самых главных фактов нашей жизни, который имеет место быть на наших глазах - и, возможно, полностью изменит жизнь людей в самом ближайшем будущем.


Заинтриговал? :)

А я очень серьёзно. Повод дурацкий, но он - лишь проявление этого факта.

А факт вот какой - вполне возможно, что через какое-то время понятие неприкосновенности частной жизни будет понятием абстрактным.
Цитирую для примера новость 2008 (!) года:
"Московские власти объявили тендер на установку в Москве дополнительно 77 тысяч камер видеонаблюдения. Водителям беспокоиться не следует. Речь идет не о видеофиксации нарушений ПДД на дорогах столицы, а о внутреннем видеонаблюдении дворов, парковок, участков дорог и магистралей города. ... Видеокамерами оснащаются важные объекты городской инфраструктуры, пешеходные переходы, подъезды домов, кроме того, решено установить видеонаблюдение за некоторыми памятниками, которые часто подвергаются нашествию вандалов. Сейчас в Москве работает порядка 80 тыс. видеокамер. Совсем скоро их станет вдвое больше."
(http://safety-car.info/news/news2008/4347-news2008.html)

Сегодня нет никаких технических и финансовых проблем для записи всех телефонных разговоров человека и маршрутов его передвижения - и хранения этой информации в течение любого потребного времени. Можно сохранять полную историю его работы в Интернете. И так далее.

Я вижу только нарастание этой тенденции. К чему это может привести?
К тому, что скоро ЛЮБОЕ сказанное тобой слово, любое совершённое тобой действие может стать достоянием третьих лиц, вообще общественности.

Когда-то во Флоренции ребята Савонаролы вторгались в дома жителей - посмотреть, правильно ли жители себя ведут, соблюдают ли божьи законы (в трактовке Савонаролы, разумеется). Им нужно было собраться, выбрать дом-квартиру, вломиться.

Сейчас всё может стать проще. Кстати, не удивлюсь, если через какое-то время мысли и чувства человека также окажутся доступны для чтения.

Не знаю... мне это всё, говоря прямо, сильно не нравится. Но, боюсь, относиться к этому уже пора, как просто к новой реальности, независимо от того, нравится она или нет. Соответственно, имеет смысл всегда быть к этому готовым - говоря что-то или делая.
Возможно, кому-то пригодится совет, который... лучше процитирую.

Собственно, к предмету относится начало цитаты. Но, начав цитировать такое, я просто не могу не закончить - пусть даже цитата будет длиннее любых ожиданий.

Александр Зиновьев "Исповедь отщепенца"

"Убеждение, что Бога нет, проникало и в детскую среду. Взрослые верующие не наказывали маленьких безбожников. Вера становилась все более неустойчивой, а неверие набирало силу. В четвертом классе школы нам впервые устроили гигиенический осмотр. На мне был нательный крест. Я не хотел, чтобы его увидели, снял его и куда-то спрятал. Так я стал атеистом. Сестра рассказала об этом матери. У нас состоялся разговор, суть которого заключалась в следующем.

"Существует Бог или нет, - говорила мать, - для верующего человека этот вопрос не столь уж важен. Можно быть верующим без церкви и без попов. Сняв крестик, ты тем самым еще не выбрасываешь из себя веру. Настоящая вера начинается с того, что ты начинаешь думать и совершать поступки так, как будто существует кто-то, кто читает все твои мысли и видит все твои поступки, кто знает подлинную цену им. Абсолютный свидетель твоей жизни и высший судья всего связанного с тобою должен быть в тебе самом. И Он в тебе есть, я это вижу. Верь в Него, молись Ему, благодари Его за каждый миг жизни, проси Его дать тебе силы преодолевать трудности. Старайся быть достойным человеком в Его глазах".

Я усвоил эти наставления матери и всю жизнь прожил так, как будто Бог существует на самом деле. Я стал верующим безбожником. Я выжил в значительной мере благодаря тому, что неуклонно следовал принципам, упомянутым выше. Великий русский поэт Есенин писал: "Стыдно мне, что я в Бога верил, жалко мне, что не верю теперь". Этими словами он выразил сложность и болезненность той ситуации, которая сложилась после революции для выходцев из русских деревень вроде моего "медвежьего угла". Я родился за три года до смерти Есенина. Но эта сложность и болезненность сохранила силу и для меня. Более того, я оказался в еще худшем положении. Отказавшись от исторически данной религии, я был вынужден встать на путь изобретения новой. На эту тему я много писал в моих книгах, в особенности в книгах "В преддверии рая", "Иди на Голгофу", "Евангелие для Ивана". Я совместил в себе веру и неверие, сделав из себя верующего безбожника.

Те религиозно-моральные принципы, которые я усвоил от матери, имели примитивную языковую форму. Однако по сути они отвечали самому высокому интеллектуальному уровню. Приведу несколько примеров. Даже малое зло есть зло, говорила нам постоянно мать. Даже малое добро есть добро. Проси у Бога сил для преодоления трудностей, а не избавления от них. Благодари за то, что есть, и за то, что избежал худшего. Не используй труд других. Всего добивайся своим трудом, своими способностями. Не будь первым при дележе благ - наград. Бери последним то, что осталось после других. Не сваливай на других то, что можешь сделать сам. Не сваливай вину на других и на обстоятельства. Высшая награда за твои поступки - твоя чистая совесть. Конечно, многие из таких принципов взяты из христианства. Но многое открывалось в самой жизни в качестве средств моральной самозащиты.

Несмотря на атеизм, проблемы религии остались жизненно важными для меня во все последующие годы. Не в смысле наивной веры в библейские сказки, а в смысле отыскания средств самосохранения в качестве нравственной личности в условиях крушения прежних моральных устоев. Я оказался в положении, сходном с положением первых христиан. Но в отличие от них, я должен был сам сыграть роль моего Бога и Христа. Это не мания величия, как может показаться на первый взгляд, а прозаическая необходимость. Если бы на моем пути встретился Христос двадцатого века, отвечающий моему менталитету, вкусам и претензиям, я стал бы его беззаветным учеником и последователем. Но мне встретить такую личность не удалось.

Приведу упомянутую выше "Молитву верующего безбожника", поскольку она в концентрированной форме выражает целый ряд черт моего характера и принципов жизни. "Молитва" - мое обращение к Богу.





Установлено циклотронами
В лабораториях и в кабинетах
Хромосомами, электронами
Мир заполнен.
Тебя в нем нету.
Коли нет, так нет. Ну и что же?!
Пережиток. Поповская муть.
Только я умоляю: Боже!
Для меня ты немножечко будь!
Будь пусть немощным, не всесильным,
Не всеведущим, не всеблагим,
Не провидцем, не любвеобильным,
Толстокожим, на ухо тугим.
Мне-то, Господи, надо немного.
В пустяке таком не обидь.
Будь всевидящим, ради Бога!
Умоляю, пожалуйста, видь!
Просто видь. Видь, и только.
Видь всегда. Видь во все глаза.
Видь, каких на свете и сколько
Дел свершается против и за.
Пусть будет дел у тебя всего-то:
Видь текущее, больше - ни-ни. Одна пусть будет твоя забота:
Видь, что делаю я, что - Они. Я готов пойти на уступку:
Трудно все видеть, видь что-нибудь.
Хотя бы сотую долю поступков.
Хотя бы для этого,
Господи, будь!
Жить без видящих нету мочи.
Потому, надрывая грудь,
Я кричу, я воплю:
Отче!!
Не молю, а требую:
Будь!
Я шепчу, я хриплю:
Будь же, Отче!!
Умоляю,
Не требую:
Будь!"





Tags: общество, персоналии_Зиновьев, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments